На главную

АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ (МАКЕДОНСКИЙ)

(356 г. до н.э. - 323 г. до н.э.)
АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ (МАКЕДОНСКИЙ)
Участие в войнах: Греко-македонские войны. Завоевание Персии. Войны с Индией.
Участие в сражениях: Хероней, Граник, Исс, Гавгамелы.

(Alexander the Great) Царь Македонии. Величайший полководец древности

Сын македонского царя Филиппа – Александр был одаренным ребенком.

По всем предсказаниям его ожидали славные дела в будущем, к которым с раннего детства его начали готовить: отец, мать, учителя, включая великого Аристотеля. Уже в 16 лет отец, ушедший с войском на одну из бесчисленных войн, доверяет ему управление государством. В это время взбунтовалось одно из горных племен, понадеявшееся на неопытность правителя и недоступность своей страны. Александр опроверг и то, и другое. Он подавил восстание и, изгнав их из города, заселил его новыми жителями, дав ему также новое название, столь часто им используемое в дальнейшем, — Александрополь.

Через два года он будет командовать частью войска при Херонее, и его воинский талант во многом определит исход битвы. Битва произошла 2 августа 338 г. до н. э. на землях Беотии, в долине реки Кефис. Филипп привел на поле боя 30 тысяч пехотинцев и 2 тысячи всадников. Ему противостояло такое же по численности войско, объединившее всех тех, кто не хотел ни самого Филиппа, ни перемен, которые идут с ним. Здесь были фиванцы, ахейцы, коринфские наемники, афиняне и граждане иных полисов. Исход сражения во многом решил 18 летний сын Филиппа — Александр. Он дрался во главе македонской конницы на левом фланге — против фиванцев. Это был достойный противник, ведь фиванская Священная дружина состояла из воинов необычайной силы, храбрости и великого умения, которым не было равных. Каждого отбирали из многих сотен, и будь их хотя бы вдесятеро меньше, чем воинов в македонской фаланге, они разметали бы ее, как ранее громили всех своих противников. Но их было всего несколько сотен. И именно на них обрушил Александр свой удар, поведя в атаку гетайров. Священная дружина ввязалась в бой. Ни один из них не дрогнул, и все они после отчаянного сопротивления пали под ударами гетайров. Это позволило Александру зайти союзникам в тыл. В это же время и Филипп, доселе лишь обороняющийся под нажимом афинян, бросил вперед свою несокрушимую фалангу. Противник был обращен в бегство. Эллада пала к ногам отца Александра - царя Македонии Филиппа.

Плутарх рассказывает, что «всякий раз, когда приходило известие, что Филипп завоевал какой-либо известный город или одержал славную победу, Александр мрачнел, слыша это, и говорил своим сверстникам: «Мальчики, отец успеет захватить все, так что мне вместе с вами не удастся совершить ничего великого и блестящего». Стремясь не к наслаждению и богатству, а к доблести и славе, Александр считал, что чем больше получит он от своего отца, тем меньше сможет сделать сам. Возрастание македонского могущества порождало у Александра опасения, что великие деяния будут совершены до него, а он хотел унаследовать власть, чреватую не роскошью, удовольствиями и богатством, но битвами, войнами и борьбою за славу». Но этого не произошло — летом 336 г. до н. э. Филипп был убит. Дорога к славе была открыта. Сразу же после своего восшествия на трон Александр заявил, что ныне изменилось лишь имя царя, тогда как в управлении и политике все останется прежним. Это касалось и войны с Персией, которую готовил Филипп. Недаром Александр, желая использовать Македонию и македонцев в качестве рычага, поворачивая который он бросит к своим ногам весь мир, освободил своих подданных от всех повинностей, кроме одной — военной службы, тем самым признав ее главнейшей обязанностью всех. Он заботится об армии, укрепляет ее, и войско не остается неблагодарным. Оно знает: за новым царем не пропадет. Там, в походе, их ждут несметные сокровища.

Но, прежде чем выступать против Персии, молодому царю еще предстояло разобраться с домашними делами. Надо было укрепить тылы в Европе, подальше отодвинув границы своей державы от собственно Македонии, и лишь затем совершать прыжок в Азию. Весной 335 г. Александр двинул войско в поход на трибаллов и иллирийцев. Армия выступила из Амфиполя и на десятый день похода достигла горы Эмон. Здесь на его пути встали фракийцы. Они устроили себе укрепленный лагерь на вершине горы. И когда воины Александра пошли на штурм, то фракийцы сбросили на них телеги. Их удар на узких горных тропах мог быть страшен, но македонцы, много повидавшие воины, нашли средство и против этого: по приказу командиров их шеренги легли, прикрывшись щитами, и телеги прогрохотали по ним сверху, не причинив вреда. Потом был молниеносный бросок пехоты, ведомой Александром, и перевал был свободен. Македонцы шли к Дунаю, где проживали трибаллы. Большая их часть попыталась испытать судьбу в битве с Александром, и у реки Лигии его фаланга и конница разгромили неприятеля. Царь трибаллов Сирм укрылся на острове посреди Дуная. Попытка высадиться на остров кончилась неудачей, но Александр исправил положение одним неожиданным ударом — часть его войска переправилась через Дунай и разбила еще один крупный отряд противника. Сирм подчинился царю, и таким образом власть македонского царя распространилась и на север Балканского полуострова. Теперь на очереди были иллирийцы, образовавшие тем временем мощную коалицию, в которую входили иллирийский вождь Клит и царь тавлантиев Главкия, и захватившие пограничную крепость Пелион. Противник оседлал все окрестные горы и угрожал македонцам, контролировавшим долины. Начал сказываться недостаток провизии, вызванный партизанской тактикой иллирийцев, и Александр был вынужден отправить отряд на поиски провианта.

Отряд был окружен, и потребовалось вмешательство главных сил македонцев, чтобы деблокировать его. Положение осложнилось, противник уже намеревался праздновать победу, сужая кольцо своих сил против Александра, как тот в одну из ночей повел отборные части своей армии в горы. Иллирийские отряды были раздавлены тяжелой македонской пехотой один за другим, а уцелевшие бежали на Родину — побережье Адриатического моря. 

Цель северного похода была достигнута - границы были в безопасности. И вот до Александра дошли слухи о восстании Эллады, наконец-то решившейся на то, что она собиралась сделать еще год назад, сразу после смерти Филиппа, и пошедшей на союз с владыкой персов — Дарием III. Собственно, этот новый владыка империи и стал инициатором мятежа. Ибо Дарий, как дальновидный политик, понимал, что мятеж эллинов может снять с повестки дня персидский поход. Особенно если он будет удачным или хотя бы затяжным. В Элладе был пущен слух о гибели в Иллирии Александра и всего войска (Демосфен даже нашел где-то очевидца столь радостных для эллинов событий), что снимало вопрос о подчинении Эллады Македонии, так как формально члены Коринфского союза присягали на верность Филиппу, Александру и его наследникам, которых не было. В Фивах был окружен македонский гарнизон, Афины отправили официальное посольство к Дарию, пелопонесские государства заняли Истм, тем самым перегородив Александру путь на Пелопоннес. Македонцы, ведомые Александром, как всегда, действовали молниеносно. Их вождь сумел достучаться до сердец воинов, и поэтому тяжеловооруженные пехотинцы в течение двух недель каждодневно совершали переходы по тридцать и более километров, что в то время казалось совершенно невероятным. Через тринадцать дней после выхода из Фракии Александр уже захватил Анхест, что создавало непосредственную угрозу Фивам. Молниеносное движение Александра образумило многих. Пелопоннес был очищен, Афины замерли, а городки Беотии устремились с покорностью к Александру, надеясь насладиться мщением Фивам, еще недавно бывшим гегемоном Беотии, а ныне единственным, кто не покорился македонцам. Александр не хотел крови, заботясь о своей репутации покровителя Эллады и не желая оставлять в тылу жаждущих отмщения.

Но фиванцы отвергли переговоры и напали на Александра. Их наскок был отбит, а через три дня македонцы сами пошли на штурм города. Защитники отбили первый приступ и даже, открыв ворота, выставили отряды, преследовавшие авангард македонцев и их легкую пехоту, но тут Александр бросил вперед фалангу, которая, смяв неприятеля, на его плечах ворвалась в город. Бой продолжался на улицах, но постепенно он все более превращался в резню. Особенно усердствовали беотийцы, отдавая долги за годы унижений и угнетения. Здесь полегло более шести тысяч фиванцев. И только тогда Александр приказал остановиться. Допустив кровавую расправу с мятежниками, он решил уже до конца преподать урок, дабы раз и навсегда отбить охоту к восстаниям. С его одобрения синедрион Коринфского союза вынес решение о продаже всех фиванцев в рабство и о полном уничтожении города.

Все эти победы удались Александру во многом благодаря тому, что отец оставил ему армию, которую, без сомнения, можно назвать одной из лучших в мире. Филипп создал фалангу — тяжеловооруженную пехотную колонну вооруженную сариссами и прикрытую щитами. Фаланга сметала на своем пути любые отряды противника, не позволяя им сблизиться на дистанцию рукопашного боя. Воинов, составлявших фалангу — педзетайров, было не менее восемнадцати тысяч. Около трех тысяч тяжелой конницы составляли личную дружину знати — гетайров, во главе которой обычно дрался сам Александр. К этому надо добавить отряды гипаспистов — специально отобранной пехоты, обладавшей высокой маневренностью и подвижностью, ибо туда отбирали воинов, прежде всего за выдающуюся ловкость и силу, а также легкую кавалерию и дополняющих фалангу лучников, пращников и метателей дротиков. Широкое применение в македонской армии нашли также метательные приспособления, включая баллисты и катапульты, тараны, «черепахи», передвижные осадные башни. Филипп не пожалел фракийского золота, чтобы собрать все лучшее, что имелось в то время в армиях других стран. Во время сражения на флангах и перед фронтом фаланги действовали гипасписты, лучники, пращники, метатели дротиков, гетайры и легкая кавалерия. Это комбинированное построение позволяло гибко реагировать на любые изменения в ходе боя и делало македонскую армию практически непобедимой.

Alexander the GreatПоход Александра в Персию начался в конце марта 334 г. до н. э. Александр приказал войску переправляться в Азию через Геллеспонт в том самом месте, где некогда переправлялся Ксеркс Ахеменид, шедший покорять Грецию. С ним было 12 тысяч македонской пехоты, 2 тысячи конников - в основном гетайров, 9 тысяч балканских воинов, 5 тысяч греческих наемников, 1800 фессалийцев, давших Александру конницу, сравнимую с гетайрами. Кроме того, в войско Александра входили воины Коринфского союза, скорее не воины, а заложники — 7 тысяч пехоты и 600 всадников. Всего менее 40 тысяч; из них безусловно надежны были 30 тысяч, с которыми царь шел добывать славу и мировое господство.Вот как описывает первую пробу сил Александра с противником в своих «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарх, поставивший македонского царя рядом с одним из величайших римлян Юлием Цезарем: «Между тем полководцы Дария собрали большое войско и построили его у переправы через Граник. Сражение было неизбежно, ибо здесь находились, как бы ворота Азии, и, чтобы начать вторжение, надо было биться за право входа. Однако многих пугала глубина реки, обрывистость и крутизна противоположного берега, который предстояло брать с боем. Александр вел войско навстречу неприятельским копьям и стрелам на обрывистые скалы, усеянные пехотой и конницей врага, через реку, которая течением сносила коней и накрывала всадников с головой, и казалось, что им руководит не разум, а безрассудство и что он действует как безумец. Как бы то ни было, Александр упорно продолжал переправу и ценой огромного напряжения сил овладел противоположным берегом, мокрым и скользким, так как почва там была глинистая. Тотчас пришлось начать беспорядочное сражение, воины по одному вступали в рукопашный бой с наступавшим противником, пока наконец удалось построить войско хоть в какой-то боевой порядок. Враги напали с криком, направляя конницу против конницы; всадники пускали в ход копья, а когда копья сломались, стали биться мечами. Многие устремились на Александра, которого легко было узнать по щиту и по султану на шлеме: с обеих сторон султана было по перу удивительной величины и белизны. Пущенный в царя дротик пробил сгиб панциря, но тела не коснулся. Тут на Александра одновременно бросились два персидских военачальника, Ресак и Спитридат. От одного царь увернулся, а на Ресака напал первым и ударил его копьем, но копье от удара о панцирь сломалось, и Александр взялся за меч. Спитридат, остановив коня сбоку от сражавшихся и быстро приподнявшись в седле, нанес Александру удар персидской саблей. Гребень шлема с одним из перьев отлетел, и шлем едва выдержал удар, так что острие сабли коснулось волос Александра. Спитридат снова приподнялся, но перса опередил Клит, по прозвищу Черный, пронзив его насквозь копьем. Одновременно упал и Ресак, пораженный мечом Александра. Пока конница Александра вела этот опасный бой, македонская фаланга переправилась через реку и сошлась с пехотой противника. Персы сопротивлялись вяло и недолго; в скором времени все, кроме греческих наемников, обратились в бегство. Эти последние, сомкнув ряды у подножия какого-то холма, были готовы сдаться при условии, если Александр обещает им безопасность. Но Александр отказался и напал на сородичей. Именно в этой схватке было ранено и убито большее число македонян, так как сражаться пришлось с людьми воинственными и отчаявшимися в спасении. Передают, что варвары потеряли двадцать тысяч пехотинцев и две тысячи пятьсот всадников.

Аристобул сообщает, что в войске Александра погибло всего тридцать четыре человека, из них девять пехотинцев. Александр приказал воздвигнуть бронзовые статуи погибших; статуи эти изваял Лисипп. Разделяя честь победы с греками, царь особо выделил афинянам триста захваченных у врага щитов, а на остальной добыче приказал от имени всех победителей сделать гордую надпись: «Александр, сын Филиппа, и греки, за исключением лакедемонян,взяли у варваров, населяющих Азию». Цифры потерь среди персов, думается, завышены, особенно в отношении пехоты — вряд ли наемников было так много. Та часть из них, что уцелела, была отправлена в Македонию на каторжные работы — их оказалось две тысячи человек. Атакующие же лишились тридцати пехотинцев и около ста всадников, двадцать пять из которых были гетайры. После Граника города и персидские вельможи испытывали нечто вроде шока, ибо Александр прозорливо принял конный бой и победил в нем, тем самым нарушив привычное соотношение сил. Империя, созданная Ахеменидами, начала раскачиваться, лишившись своей главной опоры. От Граника войско Александра пошло к Сардам — древней столице Лидийского царства. Город сдался без боя. Вместе с гарнизоном и сокровищами, хранившимися здесь. Из Сард македонская армия двинулась к Эфесу, крупнейшему эллинскому порту в Эгейском море на побережье Малой Азии. Гарнизон, состоявший из греков, услышав о результатах битвы при Гранике и судьбе своих товарищей по оружию, предпочел сопротивлению бегство. Македонцы успешно действовали и в глубине Малой Азии. Почти вся она подчинилась Александру, который, завоевав Великую Фригию, Пафлагонию, Каппадокию, стремился прежде всего добиться безопасности коммуникаций, связывавших его войска с Балканами. Поэтому он щедро предоставляет населению льготы, практически не вмешиваясь в местное управление и сохраняя прежние порядки.

Империя Александра ВеликогоВскоре его войско расположилось в Киликии, но треть армии (около 15 тысяч воинов) во главе с Парменионом, он выслал к сирийской границе чтобы воспрепятствовать движению Дария, шедшего навстречу неприятелю с огромным войском. Царь Персии сам возглавил войско. Он был уверен в успехе, ибо располагал одной из самых больших армий, когда-либо существовавших в Азии. В нее входило порядка двадцати тысяч греческих наемников, 50 000 отборной азиатской пехоты — кардаков, десятки тысяч тяжеловооруженных    всадников, 20 000 легкой пехоты, многочисленные отряды царских телохранителей. В целом войско Дария в несколько раз превосходило по численности армию его противника. Когда царь узнал, что ему преграждает путь не Александр, а Парменион с частью войска, он решил не ждать македонцев в Сирии, где персы могли бы в полной мере использовать свое численное преимущество, но самому напасть на своего главного врага. Поскольку Парменион перекрыл главную дорогу, то он двинулся по соседней, о которой македонцы не знали. Тем временем Александр, которому сообщили о Дарии, двинулся по главной дороге, и поэтому персы зашли ему в тыл. Вместо того чтобы вернуться на свои старые позиции, удобные для его войск, Дарий ринулся вслед за Александром. Он нагнал его в заливе Исса, где узкая прибрежная дорога лишала персов возможности обхода противника. Но Дарий надеялся выиграть бой одним ударом. Хотя для своей главной битвы он выбрал такое поле боя, что македонцы при желании могли перекрыть его все — от гор до берега — фалангой в восемь рядов, тем самым обезопасив себя и с флангов. Персы же мыслили иначе. Как и при Гранике, их войско стояло за рекой, предоставляя тем самым Александру право самому форсировать ее. Дарий намеревался сдержать наступление противника силами греков и кардаков, одновременно ударив со своего правого фланга мощной конной лавой. На своем слабом левом фланге он спрятал в горах отряд пехоты, которому надлежало ударить по фаланге Александра с фланга. Но все же, несмотря на эту тактическую хитрость, Дарий слишком ослабил это крыло войска, хотя и знал, что и у македонцев, и у греков предводитель дерется на правом фланге. Так и произошло. Александр, выдвинув фессалийскую конницу против кавалерии Дария, а гетайров против засады в горах, с оставшейся конницей, гипаспистами и фалангой яростно ударил по пехоте — грекам и кардакам. Вся армия одновременно бросилась в реку и вступила в бой. Напор войск Александра на правом фланге был поначалу неодолим, и кардаки почти мгновенно были опрокинуты и обратились в бегство. Однако наемники-греки жаждали реванша за Херонею и Граник, и, казалось, их мечтам суждено сбыться. Они успешно отбили несколько атак неприятеля, а когда македонцы, увлекшись преследованием кардаков, глубоко увязли в их рядах и ослабили свои боевые порядки, то мощным ударом прорвали их фронт и устремились в прорыв. Одновременно с этим сложная ситуация сложилась и на левом фланге македонского войска. Здесь персы опрокинули фессалийцев, и те обратились в бегство. Причем бежали так быстро, что оторвались от тяжелой персидской кавалерии, вновь собрались и вновь пошли в бой. Одновременно Александр во главе кавалерии отбросил кардаков и стал прорываться к центру построения персидской пехоты, туда, где находился Дарий. Персидский владыка отправил всю свою конницу на правый фланг, и теперь на пути македонцев был лишь слабый конный заслон телохранителей «царя царей». Александр с ходу смял его и напал на Дария. Тем временем на помощь его пехоте, дерущейся с греками, пришли гетайры, что позволило пехоте оправиться и, совместно со своей кавалерией, окружить наемников. Наиболее ожесточенное сражение развернулось возле лагеря персидского царя. Когда македонцы, положив по пути многих приближенных Дария, уже почти достигли и его самого, нервы владыки империи не выдержали. Забыв, что он — полководец и воин, Дарий бежал. Хотя еще возможно было сопротивляться, ибо персидская кавалерия и греческая пехота были готовы продолжать бой. Но не продолжили, ибо после бегства вождя битва потеряла для них всякий смысл. Поэтому, как только Александр повернул все высвободившиеся войска против персидской кавалерии, та также бежала, даже не пожелав принять бой. Одна греческая пехота предпочла правильное отступление паническому бегству; в полном боевом порядке греки пробились в горы, и македонцы не осмелились встать на их пути. Остальные же просто рассеялись — Дарий увел за Евфрат лишь небольшой отряд. Армии противника более не существовало. Александр легко захватил обоз Дария в Дамаске, где, кроме прочих сокровищ, хранилась и военная казна империи.

Финансовые затруднения Александра отныне закончились — он получил возможность безболезненно раздавать друзьям и помощникам огромные суммы денег. Без сопротивления сдались на милость могучего победителя крупнейшие города средиземноморского побережья Малой Азии — Арвад, Библ, Сидон. Завоевав Финикию, Александр положил конец господству персов в Эгейском море. Вскоре пал Тир, сдались Сирия и Палестина, за ними — Египет. Все последние — без сопротивления. Последний поход против Дария начался в самом конце мая 331 г. до н. э. Целью похода были, прежде всего, Сузы и Вавилон, крупнейшие города империи Дария III.

Александр вышел из Тира и шел по землям противника целых четыре месяца, нигде не встречая сопротивления — персидский владыка не хотел рисковать, расточая свои силы для мелких уколов. Это также устраивало молодого царя, ибо он намеревался разбить персов в одной битве и как можно меньшей кровью. С завоеванием Персии его поход не заканчивался, и он хотел сохранить свое испытанное войско. Александр отсрочил свою войну с Дарием на два года, и тот не преминул воспользоваться этим. У македонского царя было порядка сорока тысяч пехоты и семь тысяч всадников, у персидского же — в пять раз больше: 200 тысяч пехоты и 45 тысяч всадников. Плюс колесницы с серпами и слоны. По зову «царя царей» под его знаменами объединилось более двух десятков народов во главе с сатрапами провинций, опытными полководцами. Здесь были инды, так называемые горные инды, бактрийцы, согдиане, саки, арахоты, арии, парфяне, гирканы, тапуры, мидяне, кадусии, албаны,уксии,вавилоняне, карийцы, армяне, каппадокийцы и другие племена. Александр выступил в поход весной 331 г. до н. э. И на этот раз Дарий был уверен в победе. Со своим войском он расположился на Гавгамельской равнине, которую приказал заранее выровнять, дабы можно было спокойно маневрировать своей главной ударной силой — конницей и боевыми колесницами. Не доходя нескольких километров до равнины, Александр остановил свою армию на отдых. Сам полководец был занят рекогносцировкой, которая закончилась вечером 30 сентября. «Царь царей» сильно укрепил свой левый фланг. Вообще же он расположил свою армию в две линии, поставив в первую самых сильных и искусных воинов. Левым, южным, флангом командовал бактрийский сатрап Бесс. Под его началом находились бактрийские и персидские всадники, и персидская пехота. Перед фронтом — скифы, тысяча бак-трийцев и сто боевых колесниц. В центре разместился сам Дарий, его телохранители, индийцы, слоны, пятьдесят колесниц, а также наемники- греки. Ожидая нападения, все они простояли ночь в полной боевой готовности. Армия же Александра отдыхала. Говорят, что Парменион предложил напасть на врага ночью, но царь отверг это. Поскольку персы выстроились длинной линией, правый фланг Александра оказался против центра Дария. Македонский царь учел возможность обхода и во второй линии поставил греческих гоплитов из числа союзников, приказав им при необходимости развернуться и прикрывать тыл. Дарий уже привык к стремительным атакам своего противника и намеревался, воспользовавшись этим, взять его в клещи конницей. Но Александр начал бой с того, что двинул свой правый фланг не прямо, а направо. В ответ Дарий перестроил кавалерию своего левого фланга дугой, дабы воспрепятствовать возможному боковому удару. Но удара все не было — македонцы по-прежнему смещались вправо, выслав вперед по ходу движения, то есть еще правее, ударные фланговые группы, которые должны были в случае необходимости помешать окружению этого фланга македонского войска. Дарий не стал окружать противника, но нанес по нему лобовой удар. Вперед ринулись боевые колесницы и вся масса войск. Персидский владыка торопился прежде всего предотвратить движение Александра вправо, ибо там македонцы могли выйти на пересеченную местность, где невозможно было бы использовать колесницы и конницу. И поэтому он начал с того, что его левый фланг бросился на южное крыло македонцев.

Так как неприятель торопился предвосхитить движение Александра, то при этом маневре образовался разрыв его фронта — от центра на некоторое время оторвалось левое крыло. Именно этого и добивался Александр, ради этого разрыва и предпринял свой маневр, базировавшийся на знании психологии противника и учете своеобразия поля битвы. Гетайры быстро построились в клин, на острие которого оказался сам царь, фаланга и гипасписты выстроились в боевой порядок, и вся эта сила разом рванула вперед, метя в самое уязвимое место армии персов — то, где находился сам Дарий. Тем временем его колесницы шли в атаку. Македонцы засыпали их дротиками, поражая возниц и лошадей, расступались, пропуская их в тыл и там добивая. Но за ними шла персидская кавалерия, пытавшаяся вклиниться в образовавшиеся разрывы. И когда Александр двинул вперед часть своего войска, то самый северный его таксис, находившийся ближе всех к центру, не успел выполнить маневр с необходимой скоростью, тем самым оторвавшись и от Пармениона, и от Александра. Сюда-то и ударила конница Дария. Одновременно с этим правый фланг персов начал окружать Пармениона с севера, а кавалерия Бесса вышла в тыл клину Александра, но сама попала под удар македонского флангового охранения, прикрывавшего клин сзади. Македонский монолит распался, как нарушенная мозаика, на отдельные осколки, которые были окружены завладевавшей инициативой конницей «царя царей». Ситуация для Александра сложилась критическая. Он все поставил на карту, и теперь у него был лишь один шанс — своим клином выбить Дария из битвы, ибо обе стороны понимали: лишившись вождя, войско империи не будет продолжать сражение. И потому гетайры и фаланга, сметая всех, стоявших у них на пути, все ближе продвигались к персидскому владыке. А на правом фланге персов те уже начинали праздновать победу — они прорвались к обозу Александра и занялись его грабежом, вместо того, чтобы добить противника. Пармениону пришлось послать Александру призыв о помощи. Тот откликнулся на отчаянный призыв, но не простил его потом своему полководцу, ибо как раз в это время его клин совершил, казалось бы, невозможное: он прорвался к ставке Дария и столкнул его с той позиции, которую сей злополучный полководец определил себе еще до битвы. И вновь на Дария, прежде отнюдь не отличавшегося трусостью, напал некий священный ужас, и он бежал, бросив свою армию, свое царство и лишившись победы, которую вполне мог вырвать из рук Александра. Армия, вернее, та ее часть, которая видела поведение повелителя, не решилась бросить его одного и побежала вслед за ним. Македонцы висели у них на плечах, поражая всех без разбора, надеясь пробиться сквозь обезумевшую толпу, недавно еще бывшую войском, и пленить Дария. И в этот момент подошло известие от Пармениона. Александр с сожалением повернул назад гетайров и фалангу и повел их на помощь своему левому флангу. Но здесь Парменион справился своими силами; фессалийская конница и греческая пехота уже отбросили от своего обоза персидскую конницу и пехотинцев. Прослышав о бегстве Дария, те рвались за ним следом, и тут на их пути встал Александр. Страх придал персам силы, и они приняли бой. Началась страшная мясорубка! По общему мнению, это был самый кровопролитный эпизод битвы. Персы прорвались сквозь гетайров, которые потеряли в этом бою 60 человек, не считая множества раненых.

В результате Гавгамельской битвы Александр стал владыкой и царем Азии, ибо Дарий, бежав в Мидию, тем самым отдавал без боя крупнейшие города своей державы: Вавилон — средоточие мировой торговли и крупнейший город тогдашнего мира, Персеполь — столицу собственно Персии и Сузы — административный центр империи, ее главную столицу. Все эти города, как и множество других, были взяты Александром без боя и без малейшего сопротивления.Деморализованные Гавгамелами местные правители увидели в Александре именно ту силу, которой они были приучены подчиняться без раздумий и сопротивления, и хотели лояльностью сохранить свои привилегии на будущее. Подобная система взаимоотношений вполне устраивала и Александра, желавшего, чтобы в его будущей империи подданные прежде всего помнили об обязанности перед властью, а уже затем о своем этническом происхождении. Александр двинулся к столице Мидии — Экбатанам, где ныне находился Дарий. За двенадцать дней македонцы дошли до Мидии, но персидский царь вновь бежал, а его противник занял Экбатаны.

Alexander the GreatАлександр по-прежнему шел на восток. Парфия, Гиркания, страна мардов (берег Каспия) — таковы вехи его победоносного похода. На очереди были Бактрия и Согдиана — сатрапии Бесса, убийцы и преемника Дария, который принял титул царя Азии и тронное имя Артаксеркс. Александр не мог смириться с наличием еще одного преемника Ахеменидов. Македонцы подошли к Гиндукушу, горному хребту восточного Ирана. Вместе со своим царем они перешли через неприступные горы. Александр шел впереди, поднимая и поддерживая ослабевших. Армия верит лишь тому полководцу, который делит с ней все тяготы. А Александр был еще и слишком горд, чтобы уклониться от ратных трудов. Пройдя горы, Александр вошел в Бактрию, а Бесс отступил в Согдиану. Преследователи не отставали. С трудом переправившись через Амударью, войско Александра шло по пустыне. Не хватало воды. Как-то раз, когда жажда мучила особенно сильно, солдаты предложили Александру глоток воды. Тот отказался в пользу больных и обессилевших. Соратники Бесса, видя, что их преследователи неутомимы, решили пожертвовать своим вождем. Они бросили его одного, и Птолемей привел Бесса к Александру в ошейнике. Здесь его бичевали, а затем Александр отдал Бесса родственникам Дария, которые после долгих мучений казнили его.

Отныне в Азии был один царь, царь суровый, но справедливый, грозный, но милостивый. Царь Александр Великий.

В конце весны 327 г. до н. э. начался очередной — индийский поход. В самом его начале изъявили покорность правители областей, лежащих на правом берегу Инда, тем самым открыв Александру дорогу в Пенджаб. Тут Александр разделил армию на две части. Одна, возглавляемая Гефестионом и Пердиккой, двинулась к Инду. На их пути встал правитель области Цевкелаотиды, но был разбит. Сам же Александр пошел на север.

Местные племена были частично разгромлены, частично бежали. Решительный бой с племенем аспасиев стоил тем только пленными более сорока тысяч человек. Затем настала очередь ассакенов (современный Сват). Это племя не решилось на открытое сражение, а укрылось за стенами своих городов. Александр сполна воспользовался подаренной ему стратегической инициативой и быстрым маршем пошел к столице неприятеля. Через несколько дней она пала, а затем были захвачены и другие города. После покорения этих земель можно было идти и на восточный берег Инда. Здесь его ждало войско царя Пора — 30 тысяч пехоты, 4 тысячи всадников, 200 слонов, 300 боевых колесниц. Удар Александра ошеломил неприятеля, тот бросился под защиту слонов, против которых была введена фаланга. Фаланге ничто не могло противостоять. Они оттеснили слонов в узкое место и так нажали на них, что животные повернули на своих. Индийцев охватила паника, усугубленная ударом отрядов Кратера по их тылам. Пор попал в плен. Александр оставил ему царство, присоединив соседние земли, и заключил договор о союзе.

Так Александр стал господином Пенджаба. Он пошел далее на восток, покорив ряд племен. Кого силой страха, кого силой оружия. Вскоре перед ним лежала река Гифасис переправившись через которую он попадал в долину Ганга, где располагалось обширное и богатое государство нандов. Но воины отказались следовать далее, и Александр был вынужден смириться. Так в 326 г. до н. э. он завершил — как ему казалось, временно — свой поход, продолжавшийся долгих восемь лет. Теперь предстояло возвращение. Оно было долгим и трудным: борьба с людьми и стихией — пустынями и водой — отняла множество сил и времени, так что лишь к началу 324 г. до н. э. Александр вместе с войском прибыл в Пасаргады. Но жить обыденной, размеренной жизнью он уже не мог. Его стихией была лишь одна война. По возвращении последовали многомесячные, почти беспрерывные пиры, долженствующие, по замыслу царя, восполнить годы предыдущих лишений.

Однако, прибыв в Вавилон, царь почувствовал себя плохо. Болезнь быстро прогрессировала — организм, подорванный долгим титаническим напряжением, не мог больше сопротивляться, и 13 июня 323 г. до н.э. Александр скоропостижно скончался.

Биография


Лентул
Комментарий
Величайший
Комментарий № 2 дата : 26.03.2013 / 08:01:40
Алесандр величайший полководец всех эпох, а не только древности..

Деметрий
Комментарий
Картинки
Комментарий № 1 дата : 23.07.2012 / 16:53:18
Очень интересная статья, но неплохо бы картинок добавить..

Комментарии

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира