РИМ

РИМ (Галлы входят в незащищенный город)

Gauls_to_RomeВ 390 году до н.э., разгромив римскую армию на берегах Аллии, галлы входят в Рим, в котором находится лишь горстка сопротивляющихся. Разграбление города, а также высокомерие галльского предводителя Бренна оставляют неизгладимые следы в памяти римлян.

Взятие города кельтами было воспринято римлянами как катастрофа, поскольку к началу IV века до н.э. Рим символизировал могущество итальянского государства. Казалось, что само будущее Рима поставлено на карту. В отчаянии многие подумывают о том, чтобы покинуть город.

Когда галлы, которые уже на протяжении нескольких десятилетий обосновались в Италии, начали продвижение к Этрурии и Лацию, римляне не были готовы к их нашествию, поскольку в самой Италии положение было весьма неспокойным. Упадок этрусков был вызван взятием римлянами под руководством известного полководца Камилла в 395 году до н.э. их укрепленного города Вейи. Но Камилл, попав вскоре в немилость, вынужден устраниться от дел. Римские политические деятели, занятые внутренними распрями, замалчивают опасность от продвижения кельтов. После захвата Клузия, которому римляне отказали в помощи, перед галлами открывается путь на Рим. Форсированным маршем они двинулись на юг, наводя ужас своими дикими песнями, криками и видом неизвестного оружия. Так в июле 390 года до н.э. они выходят к слиянию Аллии и Тибра, всего в шестнадцати километрах от Рима. 

В отсутствие руководителя военные трибуны (офицеры) Рима решают отправить в бой все взрослое мужское население города. Это было довольно значительное количество мужчин, но многие из них не умели обращаться с оружием. При этом не было ни плана боя, ни единодушия в командовании, ни молитв о заступничестве богов, ничего, что полагалось перед битвой... Вот почему нет ничего удивительного в том, что при первом же столкновении римляне терпят позорное поражение. Многие убегают, даже не вступив в бой. Вместо того чтобы вернуться в Рим, где находятся их семьи, они идут в Вейи и другие соседние города. Лишь воины правого фланга добираются до столицы и, забыв запереть ворота города, римские воины ищут убежища в Капитолии.

БреннГаллы между тем, не смеют верить в настолько стремительную и внезапную победу и опасаются западни. Все же к вечеру они направляются к Риму. Всадники, отправленные вперед, чтобы прояснить ситуацию, докладывают, что город открыт и нет и следа защитников. Это стало новым источником сомнений галлов, которые решают занять позиции между Римом и рекой Анио. Их нерешительность играет на руку тем, кто находился в городе. После первой волны паники римляне стали лихорадочно готовиться к защите. Они укрепляют Капитолий, решая закрыться в крепости, взяв с собой оружие и продовольствие. В это время жрецы прячут “святые предметы”, защищающие Рим: некоторые из них в сосудах закапывают возле Форума, другие уносят весталки, жрицы, поддерживающие вечный огонь, которые покидают город вместе с толпами плебеев. Кроме мужчин, занявших оборону в Капитолийском храме, в Риме остаются лишь пожилые сенаторы, решившие отдать жизнь за родину. Каждый из них, облачившись в тогу с пурпурной отделкой, расшитой золотом и знаками отличия, затем отдают город во власть огня.садится в кресло из слоновой кости в атриуме своего дома. Когда галлы во главе со своим предводителем Бренном входят в город, тишина, царящая на пустынных улицах, поражает их. В домах сенаторов варвары находят мужчин, неподвижно сидящих в роскошных одеждах и держащих жезлы из слоновой кости. Сначала они решают, что это статуи и, чтобы поразвлечься, один из воинов хватает за бороду неподвижную фигуру. Удар жезла лишает его жизни... Это становится сигналом к убийству всех почитаемых людей. В течение многих дней галлы грабят и осаждают дома, 

В Риме остаются только воины, закрывшиеся в храме. Когда же, устав от грабежа, галлы пытаются подняться на холм, осажденные отбрасывают их назад. Тогда они готовятся организовать блокаду цитадели. Осада продолжается шесть или семь месяцев, в течение которых голодают оба лагеря. Кроме того, эпидемия косит галлов. Тогда осаждаемые и осажденные приходят к компромиссу: в обмен на тысячу фунтов золота галлы соглашаются покинуть город. Римлянам остается выдержать последнее унижение: во время взвешивания выкупа галлы идут на обман, используя неправильные гири. Видя негодование римских негоциантов, Бренн кидает на чашу весов свой меч и восклицает: “Vae victis!" (“Горе побежденным!”).

Некоторое время спустя римляне смогли частично отыграться. Жители, укрывшиеся в городах Лация, начали готовиться к мести. Камилл, вернув себе расположение римлян, руководит их действиями. Когда варвары наконец покидают город, их встречает армия, от которой они терпят поражение. Нашествие надолго оставляет раны в душах римлян; ужас от перенесенного и картины опустошенного города настолько деморализуют, что многие политические деятели предлагают переехать в Вейи. Только пылкая речь Камилла, в которой он настаивает на необходимости оставаться в месте, выбранном богами, убеждает сенаторов и плебеев взяться за восстановление города.

Читайте далее: Гавгамелы (Александр аннексирует Персию)