На главную

ЗАСАДА ГАННИБАЛА В АПУЛИИ

Консул Марцелл попадает в засаду

На границе между Апулией и Луканией римляне и карфагеняне сторожили друг друга.

Шел одиннадцатый год войны. Консулами были избраны Марк Марцелл (в пятый раз) и Тит Квинкций Криспин, которые находились рядом с войсками.

Лагеря противоборствующих сторон были расположены в нескольких милях друг от друга - их разделял только большой лесистый холм.

Римляне уже не боялись пунийцев – с момента последнего крупного поражения прошло более восьми лет, – пунические войныно Ганнибал не желал покидать Италии. Его войска бродили по стране от Капуи до Регия, захватывая города и теряя их. К ним привыкли, словно к чему-то неизбежному, но мириться с таким положением не желали.

Совет в лагере римлян держал легендарный Марцелл. Он был бит Ганнибалом и сам бил его, успешно сражался с пунийцами в Сицилии и был намерен покончить с ними еще при своей жизни. Ему шел шестьдесят второй год.

Возраст практически не отразился на внешности Марцелла – лицо его ещё не затянулось сеткой глубоких старческих морщин, тело было подтянутым и мускулистым. Облаченный в посеребренные доспехи и пурпурный плащ полководца, он выглядел очень эффектно.

Сейчас он считал, что на холме между ними и пунийцами могут укрыться незамеченными до десяти тысяч солдат. Когда римляне выйдут из лагеря, они нападут на них, а остальные карфагеняне ударят в лоб - Ганнибал очень хитер и не раз доказывал это. Потому нужно разведать подступы к пунийскому лагерю, ведущие через этот холм командующему - ему лично.

Марцелл приказал префектам союзников взять с собой двести человек из лучших и вечером выступить под командованием обоих консулов – его и Квинкция Криспина.

А в это время, вторую ночь подряд, пятьсот нумидийских всадников скрывались в роще на холме, расположенном между лагерями римлян и карфагенян. Выезжали туда поздно вечером, возвращались - когда уже светало. Ганнибал приказал им во что бы то ни стало пленить легионера, а лучше не одного.

То, что придется захватывать не одного, никто не сомневался: лагеря находились слишком близко, и ни римляне, ни карфагеняне не выходили за ворота в одиночку – слишком опасно. Ганнибалу был очень нужен пленный: римляне преградили ему дорогу на северо-восток, и полководцу было необходимо разгадать их замыслы на ближайшее время.

Около двух десятков нумидийцев расположились в разных точках леса и наблюдали за равниной, через которую проходила дорога, ведущая от римского лагеря. Остальные, спешившись и разбившись на небольшие группы, ожидали сигнала.

Консулы, одетые как простые легионеры – плащи из грубой ткани, на ногах солдатские калиги – были незаметны среди двухсот двадцати всадников, скакавших по ночной равнине.

Отряд двигался вперед, стараясь не производить лишнего шума: оружие и доспехи были закреплены, а копыта лошадей обмотали тряпками. Римляне молчали, напряженно вглядываясь в темноту ночи.

Однако нумидийцы не дремали: для них легионеры, скачущие по равнине в тусклом свете луны, представляли собой отличную мишень, а они сами не были заметны в темной чаще ночного леса.

Римский отряд достиг холма, и тут передние всадники начали неожиданно валиться с лошадей, сраженные пунические войнывылетевшими из леса дротиками. Воины не успевали укрыться за своими небольшими круглыми щитами и падая, попадали под копыта коней скачущих следом товарищей.

Вслед за дротиками появились нумидийцы, похожие на подземных демонов - они визжали, улюлюкали, и как бешеные кинулись на разведчиков. Римляне оторопели, но враг, не развивая успеха, тут же рванулся обратно в лес. Всадники топтались на месте, не понимая, что им делать дальше – преследовать ... оставаться на месте или ... поспешно отходить.

Марцелл, несмотря на свой огромный опыт, тоже растерялся - с ним это случилось едва ли не впервые в жизни. Он не подавал команд. Всадники – это были союзники римлян, этруски и фрегелланцы, – не дождавшись приказа, начали разворачивать коней в сторону лагеря, однако, путь назад уже преградили другие нумидийцы, появившиеся словно из-под земли.

Окруженные легионеры были вынуждены принять бой, но только фрегелланцы сражались мужественно, а этруски бросились наутек, сталкиваясь друг с другом и падая на землю.

Марцелл, справившись с первой растерянностью, отдавал короткие приказы. Римляне, которые были вооружены лучше, чем противник, стали отбиваться, но силы оказались неравными - и они сразу стали нести серьезные потери. Темнота еще больше затрудняла положение консула: звуки сражения неслись, казалось, отовсюду, и было невозможно различить - где свои, где чужие. Но тут сказался опыт легионеров, и римляне стали понемногу выбираться из кровавой мясорубки.

пунические войныНо Нумидийцы почувствовали: возглавлявший разведчиков римлянин – из знатных, он – настоящая цель. И – удача - копье попало римлянину в бедро. Из раны тут же фонтаном хлынула кровь. Римлянин удивленно вскрикнул и, схватившись за древко копья, рухнул с лошади.

Реакция остальных римлян на это падение была поразительной: все дружно ринулись в сторону лагеря, пробив кольцо нумидийцев. Пусть удалось это немногим, но все же удалось.

Нумидийцы погнались за противником, но скоро остановились, опасаясь контратаки со стороны вражеского лагеря.

В бою погибла большая часть римского отряда, в основном союзники-фрегелланцы. Из командиров выжили тяжелораненый консул Криспин, и сын Марцелла - Марк. Остальные были либо убиты, либо попали в плен.

Радченков О.М. "Сражения Пунических войн" - все права защищены



Перейти на главную страницу...
КИР II Великий КИР II Великий 593г. до н.э. - 530г. до н.э.
БАТУ БАТУ 1209г. - 1256г.
БАГРАТИОН БАГРАТИОН 1765г. - 1812г.

Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира