На главную

ВОРОТЫНСКИЙ Михаил Иванович

(1510 г. - 1573 г.)
ВОРОТЫНСКИЙ Михаил Иванович
Участие в войнах: Отражение татарских набегов.
Участие в сражениях: Битва при Молодях. Взятие Казани

(Vorotynskaya Mikhail) Князь, боярин, русский воевода

В первой половине XVI века набеги крымских и казанских татар следовали один за другим. На каждый мирный год приходилось три-четыре года войны.

Огромные усилия, средства и человеческие ресурсы потребовались Российскому государству, чтобы создать оборонительную систему на южной границе. Постепенно различные пограничные укрепления соединялись в единый оборонительный комплекс — «засечную черту».«Засечная черта» состояла из укрепленных городов, лесных и водных преград, фортификационных сооружений, прикрывавших большие дороги и открытые пространства, удобные для вторжений крымской конницы.

Российское государство не обладало в то время необходимыми средствами для того, чтобы надежно и полностью прикрыть весь тысячекилометровый рубеж обороны. Требовался умелый маневр наличными силами, полководческое искусство воевод, способных противостоять сильному, хитрому и коварному врагу. Пограничные войны с крымскими татарами требовали быстрых перемещений полков, обходных рейдов, дерзких вылазок в степь для перехвата отступавших с добычей ордынцев, упорной обороны укрепленных городов и речных переправ, организации разведки.

Пограничные воеводы были опытными и искусными полководцами. Наиболее известен из них Михаил Иванович Воротынский, составитель первого русского устава сторожевой службы.

Военная карьера Михаила Воротынского началась поздно. Попав вместе с другими Воротынскими «в опалу», Михаил, как и его братья, несколько лет провел в темнице. Но в 1543 году он уже служит воеводой пограничного города Белева. В 1544 году Михаил Воротынский упоминается в качестве воеводы Большого полка и наместника в Калуге, но участия в боевых действиях не принимает. Набег крымских татар на Рязань был отражен местными воеводами без помощи больших полков.

В середине 40-х годов воеводу Михаила Воротынского переводят на «Казанскую краину», куда переносится центр тяжести борьбы с татарами. В 1545 году воевода Михаил Воротынский стоял в Васильсурске, построенном в 1522 году в устье реки Суры. В 1547 году он был воеводой полка правой руки в войске, ходившем на Казань. В 1549 году, являясь «воеводой левой руки», стоит в Ярославле. В следующем году он служит наместником в Костроме, но уже в июле срочно отзывается в Коломну и идет с другими воеводами к Рязани стеречь крымцев.

«Приговор» 1552 года о казанском походе сообщает, что «в большом полку воеводы боярин князь Иван Федорович Мстиславский да слуга князь Михаил Иванович Воротынский». Следовательно, Михаил Воротынский занимает второе место в военной иерархии Российского государства.

Казанский поход готовился в сложной обстановке. Необходимо было учитывать возможность нападения крымского хана. Местом сбора войск была назначена Коломна, откуда можно было идти как на Казань, так и быстро перебросить полки на юг, на «крымскую краину». На Казань было решено идти, лишь получив достоверные сведения о намерениях крымского хана.

В начале июля русское войско по двум маршрутам — через Владимир и Муром и через Рязань и Мещеру — двинулось к Свияжску.

13 августа русское войско пришло в Свияжск. Получив боеприпасы, продовольствие, пушки, войско 17 августа начало переправу через Волгу. За два дня на судах и плотах были перевезены многие десятки тысяч воинов, тяжелые пушки, ядра и порох.

19 августа началась осада Казани. Казань была сильной крепостью. С двух сторон ее защищали речки Казанка и Булак. Лишь с Арского поля можно было идти на приступ, но за полем находился лес, из которого татары могли наносить удары в тыл русскому войску. Крепкие деревянные стены с пятнадцатью башнями и рвы глубиной до пятнадцати метров окружали столицу Казанского ханства. Город защищали тридцать тысяч татар и три тысячи ногаев. Кроме того, в Арском лесу находился почти тридцатитысячный отряд конницы князя Япанчи.

Русское войско осадило город со всех сторон. На Арском поле разбили лагерь большой и передовой полки. Левее, за речкой Булак, стоял Царский полк, в котором находилась ставка Ивана Грозного.

30 сентября был предпринят первый штурм Казани. Против Арских ворот взорвали подкоп. Воевода Михаил Воротынский повел воинов Большого полка на приступ. Была захвачена Арская башня, передовые отряды завязали бои на улицах города. Михаил Воротынский слал гонцов к царю, прося помощи и настаивая на общем штурме. Но другие воеводы оказались не готовыми к приступу, из города пришлось уйти. Тем не менее Арская башня осталась в руках ратников Большого полка.

Весь день 1 октября по городу били «большие пушки». Со всех сторон ратники несли к стенам города хворост и землю, заваливая рвы. Были закончены подкопы под Ногайские ворота и под стену неподалеку от Арских ворот.

В ночь с 1 на 2 октября Воротынскому стало известно, что казанцы прознали о подкопах. Промедление грозило срывом всего плана. Воевода сумел убедить царя начать общий штурм раньше намеченного срока.

Сигналом к штурму послужил взрыв подкопов. Через проломы ратники Большого полка воеводы Михаила Воротынского ворвались в город. Преодолеть стены смогли и воины Передового полка. Другие штурмовые колонны успеха не добились, но отвлекли внимание осажденных. Ратники Михаила Воротынского уже сражались на улицах, когда противник смог подтянуть подкрепление против Большого полка. Казанцы смогли потеснить русских воинов, но в город уже вошла половина Царского полка— Иван Грозный откликнулся на просьбу о помощи и поддержал одного из лучших своих воевод.

Особенно упорно казанцы обороняли мечеть и ханский дворец. Но постепенно сопротивление ослабевало. После того как «царь» Едигер был взят в плен, шеститысячный отряд казанцев попытался вырваться из города, спустившись со стены к речке Казанке, но был встречен с противоположного берега пушечным огнем. Вскоре почти всех уцелевших защитников города пленили. Царь Иван Грозный в окружении своих воевод торжественно въехал в город.

После взятия Казани Михаил Иванович Воротынский был включен в состав «ближней думы» царя, но по-прежнему оставался воеводой. В 1553 году Михаил Воротынский вместе с князем Иваном Шуйским возглавлял Большой полк в Коломне. В 1554 году он стоит во главе русского гарнизона Свияжска. Весной 1556 года Михаил Воротынский уже на «Крымской Украине», во главе

Большого полка в Коломне, летом -с Большим полком «на устье Протвы», а осенью в Передовом полку в Калуге. Во время похода 1557 года в Коломну для отражения возможного набега крымцев Михаил Воротынский был «дворцовым воеводой» при царе.

В 1558 году началась Ливонская война, но Михаил Воротынский, хорошо себя зарекомендовавший в боях с татарами, был оставлен на «крымской крайне». В июне бежавший из Крыма пленник сообщил о готовящемся походе крымского хана. В Калугу были выдвинуты войска, и первым воеводой Большого полка стал Михаил Воротынский. Им же он остается и в следующем году. В 1560 году Воротынский записан воеводой «на Туле», затем возвращен в пограничный Одоев, но вскоре вновь вызван в Тулу. В 1562 году, когда крымский хан Девлет-Гирей с пятнадцатитысячной ордой сжег посады Мценска, нападал на Одоев, Новосиль, Белев и другие окраинные города, лишь умелые действия пограничных воевод, главным из которых фактически являлся Михаил Воротынский, позволили отогнать хана.

Тем временем Ливонская война затягивалась. Россия воевала на два фронта. Крымский хан Девлет-Гирей за двадцать пять лет войны предпринял не менее двенадцати больших походов, не говоря уже о не считанных мелких нападениях. «Украину» постоянно заслоняли десятки воевод с войсками, и на самом опасном участке, как правило, оказывался воевода Михаил Воротынский.

После 1562 года имя Михаила Воротынского неожиданно исчезает из разрядных книг. Причиной тому была опала, связанная с изменой князей Вишневицкого и Вельского. Князья Воротынские были отозваны с южной границы и заключены под стражу, отчины их конфискованы. Александра Воротынского сослали в заволжский город Галич, а Михаила с семьей — в Белоозеро.

В 1565 году Михаил Воротынский был возвращен из ссылки и назначен воеводой Большого полка. Ему возвратили Одоевский удел. Перед Земским собором 1566 года Воротынский вместе с князьями Мстиславским и Вельским руководил Боярской думой.

В 1567 и 1568 годах Михаил Воротынский, будучи воеводой полка Правой руки, стоит со своей ратью в Серпухове. Летом 1568 года князь получил под свое начало Большой полк, таким образом вновь возглавив оборону южной границы.

В 1670 году Михаилу Воротынскому была поручена реорганизация сторожевой службы.

Ему предстояло создать важнейший военный документ — первый русский устав сторожевой и пограничной службы. Воевода начал с изучения документов Разрядного приказа, касающихся пограничной службы на южной границе.

В самом начале 1571 года в Москву съехались опытные служилые люди, их подробно расспрашивали и ответы записывали. Одновременно на границу были посланы «станичные головы» с целью проверки постановки сторожевых застав.

После полуторамесячной наряженной работы был, наконец, одобрен и принят «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» — первый в истории России пограничный устав.

Пограничная служба состояла из двух основных элементов — сторужей и станиц. Сторужа представляла из себя постоянную заставу, за которой было закреплено тридцать— пятьдесят верст степной границы. На ней несло службу до десятка сторожей, часть из них находилась в удобном для наблюдения месте, а остальные по двое ездили по степи. Даже если крымцам удавалось незамеченными проскользнуть мимо дозора, их выдавали следы.

Подвижные сторожевые заставы — станицы — состояли из четырех-шести всадников, которые непрерывно ездили вдоль границы, отыскивая следы татарской конницы.

В 1571 году Девлет-Гирею удалось совершить успешный набег на Российское государство. Основные русские силы направлялись в поход на Ревель и потому не успели помешать крымскому хану. 40-тысячное крымское войско сожгло московские посады и Земляной город, начались пожары в Кремле. Но полного успеха Девлет-Гирею добиться не удалось. Полк воеводы Михаила Воротынского, стоявший на Таганском лугу, отразил все атаки татар.

В 1572 году Девлет-Гирей вновь привел свою орду к границам Российского государства. Хан вывел в поле всю свою орду — до 60 тысяч человек, не считая присоединившихся к его войску многочисленных отрядов из Большой и Малой Ногайских орд. Девлет-Гирей не без оснований надеялся на успех; он знал, что главные силы Руси находятся на западной границе.

В распоряжении «большого воеводы» Михаила Воротынского, на которого была возложена оборона всей южной границы, оставалось не более 20 тысяч ратников, но воевода грамотно распорядился своими силами.

Не надеясь разбить хана в «прямом бою», Михаил Воротынский приложил все силы для укрепления берега реки Оки. Вдоль берега установили частокол, против бродов и переправ поставили пушки. Но для обороны всего укрепленного рубежа их оказалось слишком мало.

В ночь с 27 на 28 июля ногайская конница Теребердей-мурзы неожиданно захватила один из бродов, охранявшийся всего двумя сотнями дворян. Вслед за ногаями через Оку стала переправляться вся орда Девлет-Гирея.

Ногайская конница быстро продвигалась к Москве. Но Михаил Воротынский, понимая, что не смог преградить путь орде, принял смелое решение: задерживая фланговыми ударами продвижение хана к Москве, главными силами догнать татар и навязать им сражение. Хану удалось прорваться на серпуховскую дорогу, ведущую к Москве, но с тыла уже подходили русские полки.

Главное сражение с ордой состоялось при Молодях, в 45 верстах от Москвы. 28 июля полк Дмитрия Хворостинина разбил арьергард хана, возглавлявшийся его сыновьями. Девлет-Гирей направил против Дмитрия Хворостинина двенадцать тысяч крымских и ногайских всадников, но к Молодям уже успел прибыть с главными силами Михаил Воротынский. Он поставил передвижную крепость «гуляй-город», а Дмитрий Хворостинин заманил татар под огонь пушек и пищалей «гуляй-города».

30 июля состоялось еще одно большое сражение при Молодях в котором также участвовали полки воеводы Никиты Одевского. Русские полки отбили все атаки татарской конницы. В плен был взят главнокомандующий ханского войска Дивей-мурза, в бою погиб предводитель ногайской конницы Теребер-дей-мурза.

2 августа хан Девлет-Гирей возобновил приступы. Он торопился: татарам была подкинута ложная грамота, будто бы на помощь Михаилу Воротынскому спешит новгородская рать.

К концу дня Михаил Воротынский, оставив в «гуляй-городе» воеводу Дмитрия Хворостинина с частью войска, сам незаметно вышел из укрепления и лощиной пробрался в тыл к ханскому войску. По условленному сигналу Дмитрий Хворостинин открыл сильный огонь из пушек и пищалей, а затем устроил вылазку. Одновременно на татар напали полки Михаила Воротынского.

Девлет-Гирей, думая, что появились подошедшие из Новгорода большие полки Ивана Грозного, в панике бежал.

3 августа на реке Оке русская конница разбила пятитысячный отряд, прикрывавший бегство Девлет-Гирея. Но самому хану все же удалось уйти.

Битва при Молодях оказалась последней битвой воеводы Михаила Ивановича Воротынского. По ложному доносу слуги в 1573 году Михаил Иванович был схвачен, пытан и умер по дороге в свое Белоозерское имение.

Биография


Mickey
Комментарий
Posts like this make
Комментарий № 1 дата : 29.05.2016 / 06:53:29
Posts like this make the inetrnet such a treasure trove

Комментарии

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира