На главную

БИТВА ПРИ ТАГЕ


БИТВА ПРИ ТАГЕ (220 до н. э.) - Ганнибал в меньшинстве разбивает огромную объединенную армию иберийских племен - карпетанов, олькадов и ваккеев

Ганнибал разбивает огромную армию иберийских племен

Войско  Ганнибала Барки возвращалось с богатой добычей из похода на ваккеев, где удачливый молодой полководец захватил их важнейшие города – Германдику и Арбокалу.

Битва при ТагеБесконечная вереница воинов, отягощенная обозом, движется медленно, чтобы не растягиваться на неспокойной территории карпетанов, и иметь возможность быстрого построения в случае внезапной атаки.

Тон движению создают боевые слоны – обученные гигантские машины смерти; они плавно раскачиваются в своих кожаных доспехах, не обращая внимания ни на кого и ни на что. Слоны страшны и ужасны для испанцев, никогда не сталкивавшихся со столь грозным и необычным противником. Движущееся по мокрой равнине войско подстраивается под огромных животных, чувствуя себя защищенными в их обществе.

За слонами вышагивает пехота, состоящая из наемников различных народностей и национальностей. Вот - ливийцы, одетые большей частью в добротные железные доспехи, но с кожаными шлемами на головах. Они вооружены девятифутовыми копьями, круглыми щитами со вставленными в центр круглыми же дисками, длинными кинжалами. В случае необходимости ливийцы формируют неприступную фалангу македонского типа.

За ними идут местные наемники – кельты и иберы. Они вооружены топорами, короткими обоюдоострыми мечами, тяжелыми дротиками и овальными щитами. Даже если взять во внимание их относительную ненадежность, испанцы весьма эффективны и профессиональны в бою.

Последними маршируют легко одетые – и потому самые мерзнущие сейчас – жители Балеарских островов, знаменитые пращники, славящиеся своим умением метать тяжелые камни.

Впереди пехотинцев движется конница – опытные мавританцы в кожаных доспехах с вшитыми в них железными пластинами; легковооруженные нумидийцы с колчанами, полными дротиков; наемники из местных полупокоренных племен кельтиберов, вооруженные кривыми саблями и железными копьями.

Разведчики доложили, что примерно в десяти милях войско Ганнибала поджидают передовые части огромнойпунические войны армии кельтов и иберов, по численности намного превосходящие. Враг занял удобную, в его понимании, позицию - воины карфагенян отягощены добычей и слонами и вынуждены продвигаться только по открытой ровной местности.

Тем временем войска карфагенян подошли к реке Таг и начали переправу через заранее разведанные броды. Причем эти броды выбирались таким образом, чтобы вода доходила не менее чем до пояса пехотинцу среднего роста.

Окончив переправу, одни солдаты начали разбивать военный лагерь, другие - приступили к отсыпанию большого земляного вала. Все трудились не покладая рук – времени оставалось мало, вот-вот должен был показаться враг.

Когда вал приобрел очертания оборонительного сооружения, появился авангард противника. Прозвучал сигнал тревоги - немедленно выстроились копейщики, заняв позиции в проходах, предусмотрительно оставленных в валу. Остальные продолжали строительство, насыпая вал все выше и выше.

Передовые части врага вступили в вялый бой, ожидая появления своего многотысячного войска, медленно подтягивающегося к месту сражения. Атаки противника – постоянные, но не слишком настойчивые – позволяли карфагенянам успешно отбивать их, не прерывая земляных работ. Солнце уже садилось, когда испанцы наконец-то собрались все вместе.

Вожди противника были уверены: их блестящий план сработал – враг сам себя загнал в ловушку. Теперь войско Ганнибала заперто в лагере, окруженном с трех сторон огромной армией, а с другой – неспокойной рекой. Карпетаны жаждали огромной добычи, а олькады и ваккеи – расплаты за разорение своих земель.

Глубокой ночью, когда в стане врага все спали в ожидании завтрашней легкой победы, карфагеняне, не поднимая шума, начали обратную переправу через Таг.

Первыми пошли сорок слонов и заняли позицию внизу по течению. Отдельно от них строилась переправившаяся пехота: в центре встали фалангой ливийцы, к ним присоединились кельты и иберы – из тех, кто имел длинные копья; на флангах расположились остальные пехотинцы. За ними – застрельщики и лучники. Всадники расположились вверх по течению, пытаясь успокоить коней после вынужденного купания.

Последними с рассветом переправились нумидийцы. Во время переправы они изображали пеших лучников. Теперь, когда надобность в обмане врага отпала, нумидийцы вскочили на своих быстрых лошадей, перебрались через Таг и присоединились к остальным.

Дозорные карпетанов заметили движение противника, но было уже поздно. В лагере затрубили трубы. Сонные испанцы стали приводить себя в боевую готовность и неспешно объединяться в огромные отряды.

Вожди испанцев с изумлением наблюдали за построением войск Ганнибала и вслух размышляли, какую же тактику им теперь применить, но не долго думая дали сигнал к атаке.

Карфагенянам наверняка пришлось бы туго. Вот тогда настал время реализации второго этапа блестящего плана Ганнибала: испанцев медленно сносило по течению к берегу – туда, где стояли слоны. Раздался рев трубы, и грозные животные ринулись в воду. С другого фланга в реку бросились африканские и кельтиберийские всадники.

пунические войныВсе водное пространство превратилось в мясорубку. Слоны безжалостно топтали врагов. Кавалерия, которой мелководная река не служила серьезной помехой, рубила их сверху. Не слышно было даже звона мечей - испанцы не могли полноценно отбивать удары всадников противника. Над рекой стоял страшный шум: крики умирающих и тонущих людей, вопли ярости, рев слонов, ржание лошадей, лязг оружия – все смешалось, терзая слух и заставляя сердца биться чаще.

Испанцы несли огромные потери и постепенно стали откатываться на берег. Но их подходящие свежие отряды сбивали с ног отступавших, и снова все начиналось сначала.

Битва продолжалась несколько часов, и вождь карпетанов первым сообразил, что надо что-то менять, и велел дать сигнал к отступлению. Он надеялся перестроить ряды, привести в порядок своих бойцов и возобновить атаку. Но его противником был не какой-нибудь испанский вождь, а сам Ганнибал! Трубы карфагенян снова взревели и, не дав врагу опомниться пехота построилась в каре и стройными рядами стала переходить Таг обратно.

Вождь карпетанов понял: они недооценили Баркида, ошиблись в тактике, и сейчас начнется окончательный разгром. Он оказался прав: деморализованная толпа испанцев, сбившихся в кучу, безжалостно атакованную вымуштрованными войсками Ганнибала, предпочла бегство сражению.

На следующий день посланники карпетанов и олькадов явились в лагерь Ганнибала просить мира, который им был дарован в обмен на заложников и непосильную дань. Что же касается ваккеев, то за повторное сопротивление они большей частью были проданы в рабство – в назидание тем, кто решится бунтовать против Карфагена.

Радченков О.М. "Сражения Пунических войн" - все права защищены


Сейчас читают биографию: ПИРР

(Pyrrhus) Царь эпиротов. Один из величайших полководцев эллинистической эпохи Оставшись после смерти царя Эалида шестилетним мальчиком, Пирр воспитывался в семье царя иллирийских тавлантиев Главкия. С помощью Деметрия Пелиоркета, который в 307 г. до н. э. помог эпиротам освободиться ... Читать биографию полностью
БЕЙБАРС I БЕЙБАРС I 1223г. - 1277г.



Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира