На главную

БАЙДЖУ

(? г. - ? г.)
БАЙДЖУ
Участие в войнах: Войны с Хорезмом и Конийским султанатом. Завоевание исмаилитов и Аббасидского халифата. Походы в Сирию.
Участие в сражениях: Исфахан. Взятие Багдада.

(Baiju) Монгольский полководец. Наместник в Закавказье, Северном Иране и Малой Азии

Происходил из племени бэсут и был родственником легендарного полководца Джэбэ. В 1228 г. принимал участие в сражении с Джелал ад-Дином при Исфахане, через год в качестве тысячника выступил в новый поход против хорезмшаха в составе тридцатитысячной армии под началом нойона Чормагана. Позднее Байджу стал темником, а в 1242 г. сменил Чормагана, разбитого параличом (или скончавшегося), на посту командующего местными монгольскими войсками, размещавшимися в Арране и Муганской степи. Сообщается, что он получил это назначение по жребию, так как монголы «следовали указаниям волхователей».

Байджу сразу же начал предприимчивые действия против Конийского султаната. Он подступил к принадлежавшему сельджукам Эрзеруму и предложил населению сдаться. В ответ на их отказ монголы осадили город и, применив осадные орудия, через два месяца овладели им. Эрзерум был разрушен и разграблен, жители убиты или обращены в рабство. Армянские летописцы сообщают, что монголы захватили в городе множество христианских книг — богато украшенные Евангелия, жития святых — и за бесценок продавали их служившим в войске христианам, а те раздаривали по монастырям и церквям. Байджу отошёл с войсками на зимовку в Мугань.

На следующий год конийский султан Гийас ад-Дин Кей-Хосров II во главе большого войска выступил против монголов. 26 июня сельджукская армия потерпела поражение при Кёсе-даге, близ Чманкатука, к западу от Эрзинджана. Развивая успех, Байджу взял Дивриги и Сивас (горожане не оказали сопротивления и были пощажены), а затем Кайсери, вторую столицу сельджуков, и Эрзинджан (здешние жители пытались защищаться и подверглись кровавой резне). Кей-Хосров II не мог более противостоять грозным монголам. По условиям мира, он должен был ежегодно отправлять в Каракорум около двенадцати миллионов гиперперонов либо местных серебряных монет, пятьсот кусков шёлка, пятьсот верблюдов и пять тысяч баранов. Однако султан, видимо, узнав о неприязнях между Байджу и правителем Улуса Джучи Бату, отправил своих послов с изъявлением покорности именно к последнему. Послы Кей-Хосрова были благосклонно приняты, и сельджукский султан стал вассалом Бату.

Правитель Киликийской Армении Хетум I, благоразумно не оказавший поддержки Кей-Хосрову II в компании против монголов, теперь отправил к Байджу посольство во главе со своим отцом Константином Пайлом и братом Смбатом Спарапетом. Послы, прибыв в ставку полководца «были представлены Бачу-ноину, жене Чармагуна Элтина-хатун и другим большим вельможам». По договору, заключённому между сторонами, армяне пообещали снабжать монгольское войско продовольствием и поставлять нужное количество солдат для участия в походах; в свою очередь, монгольское командование признавало суверенитет Киликийского царства и обещало оказывать военную помощь армянам в случае нападения на них сопредельных государств. Этот договор был выгоден как Киликии, так и Байджу, которому нужны были союзники в регионе, весьма удалённом от Монголии. В качестве подтверждения дружественных намерений киликийцев Байджу потребовал от Хетума выдачи семьи султана Кей-Хосрова, нашедшей убежище в Киликийском царстве. Хетум был вынужден согласиться и на это.

В то время, как Байджу действовал в Малой Азии, отряды под руководством Ясавура совершили рейд в северную Сирию, на территории Халеба, Дамаска, Хамы и Хомса, айюбидские правители которых смогли откупиться от монголов. От князя Антиохийского, Боэмунда V, также потребовали подчинения, но вскоре Ясавур вынужден был отвести войска, по-видимому, из-за летнего зноя, губительно действовавшего на лошадей. Монгольское наступление заставило кочевавших в Сирии хорезмийцев — остатки войск Джелал ад-Дина — двинуться в Палестину, где они заняли Иерусалим (11 августа 1244 г.), а затем совместно с египетским султаном разгромили войска крестоносцев при Ла-Форбье, близ Газы (17 октября).

Под воздействием этих событий Папа Римский Иннокентий IV решил отправить к монголам несколько посольств. Одно из них, во главе с доминиканцем Асцелином, 24 мая 1247 г. достигло ставки Байджу близ Сисиана. Асцелин и его спутники не проявили надлежащего усердия, отказавшись исполнить церемониал преклонения перед Байджу и потребовав от него принятия христианства; они также отказались проследовать по его приказу в Каракорум, имея от Папы приказ передать письма первому встреченному монгольскому командующему. Всё это чуть было не стоило им жизни; от заслуженной казни Асцелина спасло заступничество советников Байджу и прибытие в этот момент из Монголии Эльджигидея, которого новый хан Гуюк поставил вместо Байджу. 25 июля Асцелин покинул монголький лагерь, с двумя документами на руках — ответом Байджу Папе и эдиктом Гуюка, привезённым Эльджигидеем. Асцелина сопровождали два монгольских посла, Сергис и Айбег, сирийский несторианин и тюрк. 22 ноября Иннокентий IV передал Сергису и Айбегу свой ответ на послание Байджу.
После восхождения на ханский трон Мункэ (1251 г.) положение Байджу в качестве командующего войсками в северо-западном Иране было снова утверждено (Эльджигидей был отозван и казнён). Байджу в своих донесениях ханскому правительству «жаловался на еретиков и на багдадского халифа», в связи с чем на курултае 1253 г. было решено отправить против Аббасидов Багдада и иранских исмаилитов войско во главе с Хулагу. Байджу было предписано заготовить для довольствия армии «по обурдюку вина и одному тагару муки» на каждого человека.

Хулагу, выступив в поход в начале 1256 г., к концу 1257 г. разгромил исмаилитские крепости в Иране и двинулся на Багдад. Байджу шёл к столице Аббасидов со стороны Ирбиля. Перейдя Тигр, его корпус разбил халифских военачальников Фатх ад-Дина ибн Курда и Карасонкура, а затем заняло западные предместья Багдада. После взятия города (февраль 1258 г.) монгольские силы расположились в Мугани. Затем, в сентябре 1259 г. Хулагу вступил в Сирию; войска под командованием Байджу находились на правом крыле армии.

О дальнейшей судьбе Байджу остались противоречивые данные. Рашид ад-Дин в одном месте «Сборника летописей» сообщает, что «за особое рвение при завоевании Багдада» Хулагу утвердил его темником и дал дал хорошие кочевья, а после смерти Байджу его сын Адак командовал десятитысячным отрядом отца; в другом месте утверждается, что Хулагу обвинил и казнил Байджу, конфисковав значительную часть его имущества. Тумен Байджу был передан сыну Чормагана Ширамуну. Адак, по этим сведениям, был тысячником; Суламиш, сын Адака, в правление ильхана Газана сделался темником, но восстал, был схвачен и казнён в 1299 г. в Тебризе.

Биография

Комментарии

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира