По алфавиту:
АДАШЕВ Даниил Федорович
АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
БАРЯТИНСКИЕ
БАСЕНОК Федор
БАСМАНОВ Алексей Данилович
БАСМАНОВ Петр Федорович
БОБРОК-ВОЛЫНСКИЙ Дмитрий Михайлович
БОГОЛЮБСКИЙ Андрей
БУТУРЛИН Иван Михайлович
ВАСИЛЬКО КОНСТАНТИНОВИЧ Ростовский
ВАСИЛЬКО РОМАНОВИЧ
ВЛАДИМИР I СВЯТОСЛАВОВИЧ СВЯТОЙ
ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ Храбрый
ВЛАДИМИР ГЛЕБОВИЧ Переяславский
ВОЕЙКОВ Андрей Матвеевич
ВОЙТИШИЧ Иван
ВОРОТЫНСКИЕ
ВОРОТЫНСКИЙ Михаил Иванович
ВСЕВОЛОД ЮРЬЕВИЧ БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО
ВСЕВОЛОД ЮРЬЕВИЧ Новогородский
ВСЕВОЛОД ЯРОСЛАВИЧ Киевский
ВЫШАТА
ГАЛИЦКИЙ Даниил Романович
ГОЛИЦЫН Василий Васильевич
ГОЛИЦЫН Василий Васильевич (Старший)
ГОЛОВИН Федор Алексеевич
ГОРДОН Петр Иванович (Патрик Леопольд)
ДАВЫД ИГОРЕВИЧ
ДМИТРИЙ I ДОНСКОЙ
ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ
ЕРМАК Тимофеевич
ЗАРУЦКИЙ Иван Мартынович
ЗАХАРЬИН-КОШКИН Яков Захарьевич
ИВАН III
ИВАН IV Грозный
ИВАН АНДРЕЕВИЧ Можайский
ИВАН КАЛИТА
ИГОРЬ РЮРИКОВИЧ
КАТЫРЕВ-РОСТОВСКИЙ Иван Михайловчи
КИРДЯПА Василий Дмитриевич
КОЛОМАН (Арпад)
КОСОЙ-ОБОЛЕНСКИЙ Василий Иванович
ЛЫКОВ Борис Михайлович
ЛЬВОВ Семен Иванович
ЛЯПУНОВ Прокопий Петрович
МОНОМАХ Владимир II Всеволодович
МСТИСЛАВ БЕЗОКИЙ
МСТИСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ Храбрый
МСТИСЛАВ РОСТИСЛАВИЧ Храбрый
МСТИСЛАВ СТАРЫЙ
МСТИСЛАВ УДАТНЫЙ (Удалой)
МСТИСЛАВСКИЕ
НАГОЙ Богдан Михайлович
НАГОЙ Григорий Иванович
ОБОЛЕНСКИЙ-ТЕЛЕПНЕВ Дмитрий Иванович
ОДОЕВСКИЙ Никита Романович
ОЛЕГ ВЕЩИЙ
ПАЛИЦЫН Авраамий
ПАТРИКЕЕВ Иван Юрьевич
ПЛЕЩЕЕВ Дмитрий Михайлович
ПОЖАРСКИЙ Дмитрий Михайлович
ПУТЯТА
РАЗИН Степан
РАТИБОР
СВЕНЕЛЬД
СВЯТОПОЛК ИЗЯСЛАВИЧ
СВЯТОСЛАВ ИГОРЕВИЧ (Киевский)
ШЕМЯКА Дмитрий Юрьевич
ЩЕНЯ Даниил Васильевич
ЮРИЙ ВСЕВОЛОДОВИЧ Владимирский- Суздальский
ЯРОСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ Владимирский
ЯРУН (Ярон)
Средневековье » РУСЬ » ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ

ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ

(? г. - 1299 г.)
ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ
Участие в войнах: Поход на Полоцк. Война с Литвой. Походы на половцев. Война с Ливоским орденом.
Участие в сражениях: Битва на реке Кеголе

Князь Псковский (с 1266)

Литовский князь Довмонт появился в Пскове летом 1266 года. Лишь триста воинов привел он с собой, спасаясь от своего врага — Войшелка, младшего сына великого литовского князя Миндовга.

Псковские бояре, принявшие изгнанника, преследовали свои интересы. На смену великому князю Александру Невскому, при котором враги остерегались нападать на земли северо-западной Руси, пришел новый великий князь Ярослав Ярославович. В Пскове он посадил наместником своего сына, княжича Святослава. Но Святослав, выполняя наказ отца, больше думал не о защите города, а об упрочении власти великого князя. Потому-то и приняли бояре Довмонта — князя, способного защитить город и от Литвы, и от Ордена, и к тому же более послушного посаднику, тысяцкому, боярам и духовенству Пскова, нежели великому князю. Укрепившись в Пскове, Довмонт стал водить свою дружину и псковских «ратных мужей» на врага. Князю сопутствовал успех, хотя воинов под его началом было пока немного.

Большое значение имел поход Довмонта на Полоцк, где княжил его злейший враг князь Герденя. Небольшая конная рать сумела незамеченной пробраться по дремучим лесам в междуречье реки Великой и Двины до самых стен Полоцка и внезапно захватила его. Ворвавшись в город, Довмонт взял в плен княгиню и детей князя, захватил богатую добычу и сумел безнаказанно уйти. Пока князь Герденя созывал на помощь своих союзников и собирал войско для погони, обозы с добычей переправились через Двину и ушли в Псков. Сам Довмонт во главе своей дружины и части псковичей (две трети их ушли с обозом) остановился в пяти верстах за Двиной. На самом берегу реки осталась лишь стража. Дозорные своевременно известили князя о появлении у брода литовцев. Их было семь сотен — дружины князя Гердени и его союзников, князей Гогорта, Лотбея и Лючайлы.

Не дав литовцам полностью переправиться через реку, конная рать Довмонта ударила по врагу. Первым в бою пал князь Гогорт. Герденя со своими дружинниками бросился обратно через брод. Остальные литовцы, даже не успевшие занять боевой порядок, были опрокинуты в реку и вынуждены вплавь добираться до противоположного берега. Но лишь семи десяткам воинов удалось добраться до близлежащего острова.

Победа Довмонта над Герденей произвела большое впечатление не только на псковичей, но и на новгородцев. Поэтому когда великий князь Ярослав позвал новгородцев в поход на Псков, новгородское вече ответило ему отказом.

Вскоре Довмонт повел псковскую дружину в новый поход на Литву. Поход оказался успешным, и в 1267 году вместе с псковичами пошли на Литву и новгородцы. И вновь успех. Причем потери были невелики. Присмиревшие литовские князья теперь остерегались нападать на псковские земли. Но оставался другой, еще более опасный враг — Ливонский орден. Вскоре князю Довмонту пришлось столкнуться с рыцарями-крестоносцами.

Немцы лишь выжидали удобного случая, чтобы в очередной раз напасть на владения русских князей.

Зимой 1268 года в Новгороде собралось большое войско. Здесь были и владимирцы с князем Святославом, старшим сыном великого князя, и переяславцы с князем Дмитрием, и тверичи с князем Михаилом, а также суздальцы, смоляне, полочане. Собралось и новгородское городское ополчение, во главе которого встали посадник Михаил Федорович и тысяцкий Кондрат. Подошли отряды ла-дожан и ижорцев. Привел псковскую дружину и князь Довмонт.

Обеспокоенные немцы прислали пышное посольство. К ливонскому магистру и в Ригу отправились ответные посольства. Как только послы возвратились, было объявлено о походе на Раковор.

17 февраля войско подошло к Раковору и остановилось в трех верстах от города, на берегу реки Кеголи.

Но утром 18 февраля к реке Кеголе подошли немцы. Ливонский магистр не сдержал обещание и нарушил им же самим предложенный мир. Немецкая рыцарская рать приняла привычный для нее боевой порядок. «Свинья» (боевое построение немецких рыцарей), выставив вперед копья, преградила дорогу русским полкам.

Дмитрий Переяславский выстроил свои полки так, как это обычно делали русские князья. В центре встало пешее «чело» (передняя часть русского боевого построения)— новгородское ополчение,справа и слева от него — конные княжеские дружины. Но для немецких рыцарей, хорошо знакомых с таким построением, была подготовлена и новинка. На левом крыле Дмитрий Переяславский поставил лишь дружину тверского князя Михаила, а остальные конные полки сосредоточил на правом — здесь оказались и сам Дмитрий с отборной переяславской конницей, и князь Довмонт с крепкой псковской ратью. Это сражение началось так же, как Ледовое побоище. Зловеще поблескивая оружием и доспехами, немецкая железная «свинья» приблизилась к русским полкам и с оглушительным лязгом врубилась в пешие ряды новгородцев. Под ее страшным напором новгородцы пятились, но продолжали держать строй. Несмотря на тяжелые потери, центр русского войска не рассыпался. Рыцарский клин, не сумев пробить «чело», распался. Теперь рыцари сражались поодиночке, и этим воспользовались новгородцы — легче стало стаскивать закованных в железо немцев с лошадей.

С левого фланга устремилась в атаку тверская дружина князя Михаила. Но навстречу ей выехали готовые к этому резервные отряды рыцарей и втянулись в бой. И тогда с другого фланга ударили переяславцы, псковичи и владимирцы. Удар был гораздо более сильным, чем могли ожидать немцы, и рыцари бросились кто куда: часть поскакала к недалекому лесу, часть устремилась к Раковору, спеша укрыться за крепостными стенами. Лишь приближение еще одного немецкого отряда спасло рыцарей от полного разгрома. Русским дружинам пришлось прекратить преследование и перестраиваться для нового боя. Но немцы не решились нападать — перед их глазами находилось поле, залитое кровью, усеянное множеством трупов в рыцарских доспехах и покрытое плащами крестоносцев. Простояв до темноты, ночью рыцари ушли. Переяславские дозоры нигде их не обнаружили.

Три дня простояло русское войско, хороня павших. Особенно тяжелы были потери среди новгородцев. Немало полегло и псковичей. Не раз князь Довмонт защищал новгородские земли, но и новгородцы не оставляли Псков в беде. В 1269 году немцы появились под стенами Пскова. Попытка взять город приступом закончилась неудачей. У князя Довмонта не оказалось сил, чтобы отогнать рыцарей от города. Новгородцы на конях и в лодках-насадах двинулись к Пскову. По сообщению новгородского летописца, немцы бежали, едва завидев новгородский полк.

Немцы нечасто осмеливались нападать на сам Псков, как правило, ограничиваясь лишь набегами на пограничные псковские земли. Так, в 1271 году немцы напали на несколько окраинных псковских сел и попытались уйти в свою землю, но князь Довмонт нагнал их. У него было всего шестьдесят воинов на пяти стругах, немцев же оказалось восемьсот. Но псковичи по частям разбили врага. Много немцев полегло в бою, еще больше потонуло в реке во время бегства. Два немецких насада все-таки успели переплыть на остров, покрытый густыми зарослями. Но беглецам не удалось спастись. Князь Довмонт приказал поджечь сухую траву. Немцы сгорели в огне.

В 1272 году ливонский магистр, собравшись с силами, организовал большой поход на Псков, но вновь потерпел поражение. По свидетельству новгородского летописца, к Пскову подошли конные рыцарские отряды и отряды кнехтов на кораблях. Были у врага и осадные пушки, что свидетельствует о намерении немцев взять Псков штурмом.

Очевидно, магистр надеялся ворваться в Псков до того, как подойдут новгородские полки. Однако он просчитался. Довмонт не стал ждать помощи из Новгорода, а напал на немцев лишь с псковской дружиной. Рыцари, не ожидавшие такой дерзости, не сумели отбить нападение. Псковичи рассеяли немецкие полки, а Довмонт ранил немецкого магистра в лицо.

Отступив от Пскова, рыцари тем не менее продолжали нападать на пограничные земли. И тогда Довмонт перенес войну на территорию противника. С псковской дружиной князь повоевал несколько чудских сел и привел в Псков немалый полон.

Более чем на четверть века после этого похода исчезают из русских летописей записи о немецких нападениях на Псковскую землю и о походах самого Довмонта. Псков пребывал в мире.

А между тем на Руси настало тревожное время. Князья боролись за великое княжение Владимирское, дававшее вместе со стольным градом Владимиром власть над остальными князьями. Сперва на престоле сменяли друг друга Ярославичи — Ярослав Тверской и Василий Костромской. Затем великим князем стал Дмитрий, старший сын Невского, но на него пошел средний Александрович— князь Андрей Городецкий.

В 1281 году князь Андрей перекупил в Орде у нового ордынского хана Тудаменгу «ярлык» на великое княжение Владимирское. Сажать Андрея на великокняжеский престол отправились во главе конных татарских туменов ханы Кавдыгай и Алчедай.

Татары, разыскивая великого князя Дмитрия Александровича, рассыпались по всей русской земле. По словам летописца, они опустошили окрестности Мурома, Владимира, Юрьева, Суздаля, Переяславля, Ростова и Твери и гнались за великим князем Дмитрием Александровичем до Новгорода. Но схватить Дмитрия им не удалось — вместе с семьей и боярами он заранее укрылся в своей крепости Копорье, где хранилась и княжеская казна.

В Копорье Дмитрий Александрович хотел преждать ордынское нашествие, но его предали новгородские бояре, с которыми вместе столько раз он сражался против рыцарских ратей.

Новгородцы перехватили Дмитрия в пути и потребовали передать новгородским наместникам Копорье. В залог они взяли двух дочерей князя Дмитрия, его ближних бояр с женами и детьми. В Копорье, где осталась княжеская казна, встал новгородский гарнизон. Преследуемый татарами и преданный новгородцами, Дмитрий Александрович «иде за море».

И вот тут в усобицу, в первый и последний раз в своей жизни, вмешался Довмонт. Неизвестно, былое ли боевое братство сыграло свою роль или родство (Довмонт был зятем Дмитрия Александровича), а может и то и другое, но Довмонт Псковский решительным ударом взял Копорье и Ладогу, освободил людей князя Дмитрия и вернул ему казну.

Дмитрий Алексеевич вернул себе великое княжение. А спустя четыре года он впервые в русской истории разбил в «прямом бою» ордынское войско, вторгшееся в его владения. В 1285 году князь Андрей Александрович Городецкий вновь попытался с помощью ордынцев захватить престол своего брата Дмитрия, но великий князь собрал рать и разбил татар. В 1293 году на Русь обрушилась «Дюденева рать». Дмитрий Александрович вновь был вынужден покинуть стольный град Владимир. И Довмонт с честью принял великого князя в Пскове, не побоявшись ни ханского гнева, ни обиды нового великого князя Андрея.

В 1299 году, ставшем последним годом жизни Довмонта, псковский князь совершил свои последние подвиги.

В один из весенних дней немцы незаметно подкрались к городу. Кнехты переползли через частокол, ограждавший псковский посад, и разошлись по спящему городу. Посадских сторожей ночные гости вырезали тонкими, похожими на шило, «ножами-убивцами».

Тревогу подняли собаки.

Взревела, будя воинов, труба на Смердьей башне. Набатом отозвался большой колокол Троицкого собора. На ходу вооружаясь, воины бежали к стенам. На башню поднялись князь Довмонт и воеводы. Надо было спасать псковичей, гибнувших на улицах посада. Но Довмонт знал и суровый закон обороны городов: если враг у стен, нельзя открывать ворота, ибо в таком случае воевода рискует впустить врага в город и потерять не только посад, но и детинец.

И все же Довмонт решился. Он сам и его воины обладали большим опытом, да и простые псковичи верили в него, нельзя было обрекать их на смерть. Из раскрытых ворот вылетела дружинная конница и сразу же растворилась в темноте посадских улиц, освещаемых лишь огнем пожаров.

Дружинникам предстоял страшный бой — бой в тесноте, между глухими частоколами, в тупиках и во дворах, когда неясно, где враг — спереди или сзади. Своих узнавали по белым рубахам — посадские люди выбегали из домов без кафтанов. Узнавали и по женскому плачу и детским испуганным крикам. Мужики пробивались к детинцу вместе с семьями. Чужих отличали по лязгу доспехов и той оторопи, которая охватывала немцев при виде хорошо вооруженных дружинников.

Дружинники сбивали немецкие заслоны, прикрывали беглецов, медленно отходя к воротам. Спасли многих, но и погибло немало.

Утром псковичи вышли в поле и разбили немцев, собиравшихся осаждать город.

Псковичи праздновали победу, но эта победа оказалась последней в жизни Довмонта. В мае того же года он умер, возможно, от мора, охватившего город. Тело его положили в Троицкую церковь. А над гробом поместили оружие князя «на похвалу и утверждение граду Пскову»

Биография

Комментарии

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Senator_Carthage



Великие битвы О проекте Контакты Все полководцы мира